Наперекор Часть 5 (PUBG Lore)Комиксы и рассказы 

Наперекор Часть 5 (PUBG Lore)

PUBG Lore | Наперекор Часть V

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ

ДУНКАН СЛЕЙД

Наперекор Часть 2 (PUBG Lore)

Родился и вырос в Литл-Рок, штат Арканзас. Вступил в Корпус морской пехоты США в 18 лет. Трижды командировался в Ирак. Отправился на почетную пенсию, получив критические ранения при срабатывании самодельного взрывного устройства, когда находился в [УДАЛЕНО]. Вскоре после возвращения домой развелся с беременной женой. Нанялся в частную охранную организацию [УДАЛЕНО], базирующуюся в Санкт-Петербурге. Арестован и приговорен к пожизненному заключению в [УДАЛЕНО] после того, как в пьяной драке убил [УДАЛЕНО].

ПОДХОДЯЩИЕ НАВЫКИ: мистер Слейд обладает выдающейся военной и боевой подготовкой. Умело обращается почти с любым стандартным вооружением и взрывчаткой. Обладает сильными лидерскими качествами. Способен к тактическому анализу в стрессовых ситуациях. Несмотря на тюремное заключение, сохранял хорошую физическую форму.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО: во время первичного собеседования выказал желание вернуться домой и впервые встретиться с дочерью.

МЭДИСОН МАЛХОТРА

Наперекор Часть I (PUBG Lore)

Родители служили в ВМФ США [УДАЛЕНО]. Юные годы Малхотра провела на множестве военных баз в США, прежде чем оказаться в Германии. Уже в 12 лет освоила ремонт двигателей. Поступила на инженерную специальность в МТИ в США, но забросила учебу из-за финансовых проблем, связанных с расходами на лечение. Используя свои связи за океаном, смогла провести множество сделок по продаже легкого огнестрельного оружия. Когда ее сумела выследить полиция, активно сотрудничала с картелем [УДАЛЕНО].

ПОДХОДЯЩИЕ НАВЫКИ: мисс Малхотра долгое время упражнялась во владении легким огнестрельным оружием и меткой стрельбе. Очень компетентный механик.

КОЛБАСНИК

Наперекор Часть I (PUBG Lore)

Родился в Чехии, в Праге. Крайне агрессивен. Несколько лет профессионально занимался бодибилдингом, но затем переключился на бокс. Изгнан из Федерации бокса Чехии после того, как отказался надевать перчатки при отстаивании титула. Был задержан за агрессивное поведение во время ссоры с чешской полицией из-за штрафа за парковку. В тюрьме сохранил агрессивную манеру поведения. На данный момент проводит в изоляторе по 23 часа в сутки.

ПОДХОДЯЩИЕ НАВЫКИ: не проходил официальных курсов по обращению с оружием, однако высококвалифицирован в рукопашном бое. Самоучка. Очень ловко обращается с оружием со времен в [УДАЛЕНО].

ДОПОЛНИТЕЛЬНО: во время первичного собеседования явственно обозначил, что обращаться к нему стоит только по прозвищу Колбасник, добавив, что «Павел умер уже очень давно». Отказывается рассказывать, откуда взялось его прозвище.

ЧАСТЬ 5

Мэд с усилием подтянулась и вбила в скалу очередной анкер. Продела в проушину веревку, коротко глянула вниз, на 100-метровый обрыв и кучу ломаной породы. Сорваться — мгновенная смерть, и это еще если повезет. А ведь с той же вероятностью можно сломать спину и лежать потом, дожидаться смерти. И стервятников, которые прилетят лакомиться ее лицом. Или койотов. Или огненных муравьев.

Или… кто там обычно подъедает трупы на такой высоте.

Теоретически на плато можно было подняться по извилистой грунтовке, но Мэд подозревала, что эта дорога контролируется. Уж лучше добраться до нужной точки по горе.

Местные название «Парамо» не использовали. Так назывался только древний город. А сегодня там был просто la extraccion, раскоп. Рабочая площадка, разбитая на вершине плато. По словам местных, наверху собрались ученые, инженеры и охранники. Периодически они спускались в деревню у подножия горы за едой и алкоголем. Флиртовали с селянками. В общем, ничего особенного. Все как везде, где работники современных производств пересекаются с нищими аборигенами.

Несколько часов Мэд бодро взбиралась, не включая фонаря, под ярким светом луны. Ближе к полуночи небо затянула густая пелена тумана. Мэд попробовала обойтись как есть, но скорость сильно упала. Дважды она оказывалась в тупиковом положении и вынуждена была возвращаться. Наконец она все же включила налобный фонарь. Стало страшно неуютно — стоило хоть кому-то взглянуть в ее сторону, и ее бы тут же заметили — но, по крайней мере, теперь у Мэд был шанс закончить подъем до рассвета.

Свет сильно облегчил задачу. Еще через час Мэд высмотрела подходящий уступ и решила передохнуть. Забравшись в укрытие, она отпила из фляжки воды и стала ждать, чтобы покрытые свежими мозолями руки перестали трястись.

Тут-то она и учуяла запах дыма. Какая-то влажная гарь с цветочным оттенком.

Мэд подумала, что это туман, но тут же поняла, что пахнут цветы. Какие-то растения, как виноград, оплели большую часть западного склона. Их цветы напоминали орхидеи, но пепельно-серые и явно дикие. Казалось, бутоны самопроизвольно двигались — впрочем, это наверняка из-за игры света в тумане.

Мэд сжала кулаки, глубоко вздохнула. До вершины оставался еще как минимум час. Чтобы успеть до рассвета, нужно было спешить.

Хорошо все же, что Мэд поехала одна. Остальные такого подъема просто не выдержали бы…

После того самого звонка Мэд позвала всех на кухню и сообщила, что едет в Парамо. Те новость не оценили.

Начались споры. Крики. Колбасник обозвал Мэд тупой сукой и проломил гипсокартонную перегородку.

Дункан заявил, что это ловушка. Может, и обоснованно. Ее это не волновало. Для себя Мэд все решила. Да, она доверяла Яшу. И да, верила, что его преподаватель-тире-хакер-тире-коллега действительно вытащил из чипов полезную информацию.

Но в глубине души Мэд знала, что искать правду следует не на всеми забытых островах. И точно не в Милуоки.

А тот звонок… Странный, искаженный голос. Голос без пола. И без возраста.

Если хочешь знать правду, ищи ее там.

Итак, компания разделилась. Остальные решили отправиться в США, обратиться к Эдди Дениму. Отследить, куда шли сигналы чипов. Устроить охоту за охотниками.

А Мэд нацелилась на Перу.

Она как могла расплатилась с Яшем. Договорилась с наркоторговцами насчет транспорта, отвалила хорошую сумму за крупнокалиберную снайперскую винтовку и — весьма предусмотрительное решение — альпинистское снаряжение.

11 дней и 6 трупов спустя Мэд оказалась в Южной Америке. Теперь, еще 28 часов спустя, она поднималась на плато у Аманчи.

Мэд забралась на вершину к пяти утра. Солнце еще не поднялось; в воздухе висело почти электрическое напряжение. Она отпила еще воды и обвела взглядом плато. Территория оказалась меньше, чем она ожидала. Поросшая кустарником равнина. Ничего примечательного, если не считать пары необычных построек…

Она ожидала увидеть зону раскопок, возможно, даже карьер. Иначе почему la extraccion? Но увидела нечто совсем другое. В центре плато высился геодезический купол из стекла и стали. Подсвеченные изнутри ячейки напоминали пчелиные соты. От купола тянулось в стороны несколько ангаров. Их окружала целая россыпь трейлеров, строительного оборудования и грузовиков с антеннами.

Купол украшала надпись: Tythonic. Слово показалось Мэд знакомым, но откуда — непонятно. Может, что-то латинское?

Мэд дважды обошла комплекс по периметру. За безопасность отвечала система видеонаблюдения, но, кажется, все же без датчиков движения. Ни на каких картах этого места не было, а значит, если тут и бывали незваные гости, то едва ли опаснее местных мальчишек, прибегавших воровать бензин из джипов.

Что-то она определенно нашла, но что? Как все это было связано с Саноком? И не-адвокатом Мартином?

Что-то она определенно нашла… но что?

Мэд залегла в кусты. Примерно через час рядом лязгнул, а потом хлопнул металл. Из задней двери одного из ангаров вышел вооруженный мужчина — наверняка охранник. Он оглянулся по сторонам, удостоверился, что вокруг никого, и закурил.

Мэд рванула вперед. Не успел он сделать вторую затяжку, как она уже пнула его под колени. Вломила по затылку прикладом — охранник упал прямо в грязь. Несколько секунд он пролежал без сознания, а потом потянулся подергивающимися пальцами к залитой кровью голове, и Мэд, не задумываясь, снова ударила винтовкой. Два раза. И быстро. Хрустнул череп, и мужчина затих.

Она обшарила труп. Забрала «беретту», магнитную карточку и связку ключей. Мэд уже потащила тело подальше от ангара, но остановилась и повнимательнее осмотрела ключи. Среди них обнаружился брелок от автомобильной сигнализации. Она нажала на кнопку. Один из джипов мигнул фарами и отозвался писком.

Мэд подняла труп на плечо и закинула в багажник его же собственной машины. Уже закрывая багажник, она неожиданно заметила там кое-что еще. Что-то вроде рюкзака.

Хотя нет, не совсем…


Мэд ненавидела больницы. Ненавидела вечный яркий свет. Душный воздух, общее ощущение замкнутого пространства. Скрип обуви по плитке.

У этого места было много общего с больницей.

Мэд пересекла погрузочный док, открыла карточкой раздвижные двери и пошла по длинному коридору в сторону купола. По обе стороны тянулись окна в гидропонные теплицы. Под ярким светом целыми стеллажами росли те самые пепельные орхидеи.

Чушь какая-то. Не для того Мэд пересекла полмира, чтобы посмотреть, как в Перу производят какой-нибудь странный наркотик. Она приехала за правдой, а не за цветами.

Мэд заметила дверь в одну из теплиц; карточка открыла и ее. Едва шагнув внутрь, Мэд поняла, что смотрит прямо в камеру — она висела в дальнем углу помещения. Вот черт. Мэд пробил холодный пот. Она вскинула дуло, чтобы прострелить линзу. Но остановилась и прислушалась.

Нигде не визжали сирены. Не топали чужие ноги. Она осталась незамеченной. Выстрел только привлек бы ненужное внимание.

Не убирая пистолета, она осмотрела растения. Вроде бы вполне обычные, хотя и не совсем такие же, как на улице: цветы более крупные, а вот длинных шипастых плетей не было.

Мэд втянула носом воздух. Та же влажная гарь.

В дальнем углу работал компьютер. Мэд ткнула пару клавиш на клавиатуре, но система потребовала пароль. Она быстро набрала 1234, потом 0000 — ни то, ни другое не сработало. Мэд начинала злиться. Какого черта тот голос просто не сказал ей, что искать?

Покинув теплицу, она вновь двинулась к куполу. До шести оставалось совсем чуть-чуть. Небо снаружи посветлело до бледно-голубого. Мэд не знала, во сколько в Tythonic начинается рабочий день, но почему-то не хотела встречать сотрудников по уши в серых цветочках.

В куполе ее встретил стеклянный парник с целым грязновато-белым деревом. Отлично. Разругалась с напарниками, покорила гору — а тут международный синдикат ботаников.

Ее внимание привлек какой-то резкий звук. Где-то гудели басы и играл синтезатор. Танцевальная музыка? Она доносилась из дальней части комплекса. Мэд пошла на звук, не заботясь о камерах: к этому моменту ее наверняка засекли уже раз пять.

В очередной теплице работал парень в полурасстегнутом белом халате, перчатках и респираторе — видимо, ученый. Он состригал бутоны секатором и складывал их в кормушку.

Музыка играла с раскрытого ноутбука. Парень был совсем молодой. Короткие дреды, толстые очки. Если бы не халат, сошел бы за замученного студента.

«Эй ты, урод», — заговорила она, нацелившись ему в голову.

Он обернулся — на лице отразилось удивление, но без страха. Страх появился, когда он заметил пистолет.

«Ч-чем могу помочь?» — растерянно пролепетал он, не сводя глаз с дула.

«Какого хрена вы тут творите?» — рявкнула Мэд.

Ученый нервно огляделся. «Я… в смысле? Я тут работаю».

Сложно сказать, прикидывался он или правда был идиотом. Мэд не опускала пистолета.

«Секатор на пол», — приказала она. Тот послушался. «Как тебя зовут?» — спросила она.

«Лукас. Э-э… Лукас Галкомб».

«Что ты делаешь, Лукас? Зачем ты срезаешь цветы?»

Лукас глянул на кормушку, которая стояла у его ног, а потом перевел взгляд куда-то за Мэд.

«Рамиреса кормить», — ответил он так, будто это было вполне очевидно.

Все еще не сводя пистолета с цели, Мэд быстро оглянулась. Она и не замечала, что задняя стена лаборатории сделана из стекла. За которым виднелось еще одно помещение. Что-то вроде вольера, как в зоопарке.

Мэд осторожно подошла ближе. Отражения от ламп затрудняли обзор. Она практически прижалась к стеклу, поставила ладони ребром, чтобы убрать отсветы…

На полу лежала какая-то оплывшая куча. Сначала Мэд разглядела только сплошную кожу. Жирные складки, серый мех. Потом различила конечности. Гигантская рука с раздутыми артритными суставами. Согнутое колено. Перевитый венами, опухший мешок плоти размером с арбуз.

«Господи, что это такое?»

Похожие статьи о PUBG