Наперекор Часть I (PUBG Lore)Комиксы и рассказы 

Наперекор Часть I (PUBG Lore)

Читайте рассказы, повествующие о мире PUBG.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ

ДЖУЛИЯ СКЕЛС

Наперекор Часть I (PUBG Lore)

Была брошена родителями в младенчестве и выросла в детском доме на юге Румынии. В возрасте 14 лет сбежала в Бухарест. В 15 лет совершила убийство и была помещена в психиатрическую лечебницу [УДАЛЕНО]. Выпущена в 18 лет. Прозвище Бухарестский Мясник мисс Скелс получила после того, как было доказано, что с 2014 по 2019 г. она убила 11 человек. Во время суда она, как сообщается, воткнула карандаш в собственного адвоката и пригрозила испражниться на судью. Сейчас отбывает пожизненное заключение в исправительном учреждении [УДАЛЕНО].

ПОДХОДЯЩИЕ НАВЫКИ: мисс Скелс официально не проходила военной подготовки или курсов выживания. Всех своих жертв Джулия убила с помощью ножа или другого клинкового оружия, но при этом во время первичного интервью сообщила, что умеет обращается и с огнестрельным. В медицинской карте при госпитализации указаны следующие диагнозы: [УДАЛЕНО], вызывающее оппозиционное расстройство и диссоциальное расстройство личности. Требуется дополнительное обследование, прежде чем допускать комбатанта к матчу.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО: во время первичного собеседования сломала вербовщику нос и пригрозила испражниться на него.

КОЛБАСНИК

Наперекор Часть I (PUBG Lore)

Родился в Чехии, в Праге. Крайне агрессивен. Несколько лет профессионально занимался бодибилдингом, но затем переключился на бокс. Изгнан из Федерации бокса Чехии после того, как отказался надевать перчатки при отстаивании титула. Был задержан за агрессивное поведение во время ссоры с чешской полицией из-за штрафа за парковку. В тюрьме сохранил агрессивную манеру поведения. На данный момент проводит в изоляторе по 23 часа в сутки.

ПОДХОДЯЩИЕ НАВЫКИ: не проходил официальных курсов по обращению с оружием, однако высококвалифицирован в рукопашном бое. Самоучка. Очень ловко обращается с оружием со времен в [УДАЛЕНО].

ДОПОЛНИТЕЛЬНО: во время первичного собеседования явственно обозначил, что обращаться к нему стоит только по прозвищу Колбасник, добавив, что «Павел умер уже очень давно». Отказывается рассказывать, откуда взялось его прозвище.

МЭДИСОН МАЛХОТРА

Наперекор Часть I (PUBG Lore)

Родители служили в ВМФ США [УДАЛЕНО]. Юные годы Малхотра провела на множестве военных баз в США, прежде чем оказаться в Германии. Уже в 12 лет освоила ремонт двигателей. Поступила на инженерную специальность в МТИ в США, но забросила учебу из-за финансовых проблем, связанных с расходами на лечение. Используя свои связи за океаном, смогла провести множество сделок по продаже легкого огнестрельного оружия. Когда ее сумела выследить полиция, активно сотрудничала с картелем [УДАЛЕНО].

ПОДХОДЯЩИЕ НАВЫКИ: мисс Малхотра долгое время упражнялась во владении легким огнестрельным оружием и меткой стрельбе. Очень компетентный механик.

Часть 1

Пахло ветчиной и кошачьей мочой.

Кисловато-соленый, мясной запах — так пахло от этого чешского маньяка. Сейчас он сидел прямо перед ней, нетерпеливо набычившись и уперев локти в стол, а она, Мэдисон Малхолтра, готовилась сделать надрез за его ухом.

Этот запах ударил Мэд в ноздри при первом же знакомстве — два дня назад, на борту грузового самолета. «Господи, а ведь правда всего два дня прошло…» Последние сорок восемь часов слились для нее в сплошное месиво из пуль, крови… и этого самого острого мясного запаха. Тогда, в самолете, чех на ее вопрос так и не ответил, но теперь было ясно, за что его прозвали Колбасником.

Вся четверка — Мэд, Колбасник, Дункан и Джулия — укрылась в подсобке закрытого бангкокского интернет-кафе. Его хозяева накрутили на ручки входных дверей цепь и закрыли окна металлическими ставнями. Пришлось пробираться с черного хода. Судя по состоянию помещения, последние желающие зарубиться в онлайн-игрушку или что-то распечатать перевелись несколько лет назад. С тех пор тут развлекались только уличные кошки: у Мэд даже глаза слезились от аммиачной вони.

Вообще-то у нее были свои люди в Юго-Восточной Азии. Люди, готовые их приютить. Но сейчас у них не было ни денег, ни телефонов, ни представления, от кого именно они бегут, так что приходилось довольствоваться интернет-кафе «Северная звезда».

«Я еще сколько ждать буду?» — рявкнул Колбасник.

«Пока анестезия не подействует», — отозвалась она. На самом деле она тянула время. Потому что еще ни разу не вырезала ни у кого из шеи маячки.

Мэд коснулась скальпелем его кожи.

«Я же говорил, — хмыкнул Колбасник, — на меня обезбол не действует. Режь давай»

Дункан — он здорово напоминал фигурку спецназовца из детского набора — вытянул из брюк ремень и протянул его Колбаснику: «На. В рот возьми».

Из дальнего угла донесся смешок. Смеялась Джулия. Девчонка с фиолетовыми волосами и вытатуированным во всю грудь «швом» от вскрытия. Она последовательно проверяла один компьютер за другим на наличие сети. Пока ей не везло.

«Знаете, что я сделала с последним чуваком, который то же самое вякнул?» — она опять хихикнула.

Мэд еще с первого взгляда поняла, что с этой девицей что-то неладно. Задолго до того, как Джулия сорвалась и поубивала всех, кто был в бункере.

«Помогает перетерпеть боль, — объяснил Дункан. — Ты его зубами закуси, и…»

«Да знаю я, — ответил Колбасник. — Обойдусь. Режь давай уже».

Но он ошибался. Ремень Колбаснику все же потребовался.

Пусть и не сразу. Когда Мэд погрузила лезвие ему в шею, Колбасник обошелся без ремня. И когда она потянула скальпель вниз и кожа разошлась как бумага — тоже.

Но через минуту, когда Мэд полезла между мышечных волокон пинцетом, Колбасник саданул кулаком по столу и молча указал на ремень. Закусил его — и глухо зарычал.

Еще секунд тридцать покопавшись в кровавой мешанине, Мэд вытянула маячок.

Размерами он напоминал обычную сим-карту. С устройства свисали две прозрачные поблескивающие ниточки — такие тонкие, что, не будь они покрыты кровью, Мэд ни за что бы их не разглядела. Она положила чип на алюминиевый поднос.

«Там еще что-то осталось. В шее у тебя. Но сидит прямо у кости. Я не полезу», — сказала она.

«Доставай. Чтобы чисто было», — потребовал Колбасник.

«Допустим, дыру от пули я зашью, — сказала она. — Ожог кое-как обработаю. Но я тебе, блин, не хирург, чтобы какую-то херню из „Матрицы“ у тебя из черепушки выковыривать».

Конечно, на «Матрицу» эта штука не тянула, но преувеличение было не таким уж и большим. Устройство было очень и очень непростое. Мэд не слишком бы удивилась, если бы ниточки задергались.

«Жесть какая», — Колбасник прижал к ране целый бинт.

«Щас весь зальешь, — предостерег его Дункан. — А у нас на четверых одна аптечка».

Но Колбасник его даже не слушал. «Я честно думал — ну, обычные богатые ублюдки, нравится им смотреть, как мы друг в друга палим. Но эта хрень… — он указал на чип.  — Вот кто мог такое сделать?»


Ответа на этот вопрос Мэд не знала. Сама она видела только мужчину по имени Мартин — впрочем, звали его наверняка по-другому. Говорил он с акцентом. Родной язык явно европейский, но сложно сказать, какой. Охранники (дело было в индийской тюрьме Пужал, где она отбывала срок заключения) сказали, что он адвокат.

И не просто адвокат, а ее адвокат.

Но Мэд хватило одного взгляда, чтобы понять, что адвокатом там и не пахло. Адвоката узнать легко. Сколько угодно нечистоплотного. Нет, этот был из другого теста. Может, сотрудник Интерпола. Или, скажем, индийского Отдела исследований и анализа. Очередной юнец, силой вытягивающий нужные показания в надежде раскрыть громкое дело и поразить весь мир размерами своего драгоценного члена.

Ладно. По крайней мере, этот Мартин вроде бы не собирался десять раз топить ее в каком-нибудь ведре.

«Короче, — начала она, — если вы хотите, чтобы я сдала заказчика…»

Он предостерегающе поднял палец и одними губами сказал: тихо. Затем достал телефон и открыл какое-то приложение. Положил телефон на стол и натужно улыбнулся.

«Я не собираюсь записывать ваши слова, — сказал он. — Это для нашей же безопасности».

Мэд попыталась разглядеть, что происходит на экране, но не смогла. Телефон издавал едва слышный писк. Хотя, может, где-то в стене гудели трубы.

«Я не адвокат, — продолжал он, — а, скажем так, специалист по подбору персонала. Мои работодатели давно следят за вашей деятельностью. Собственно, с самого Каракина. Вы ведь помните Каракин?»

Помнила, конечно, что за вопрос. Слишком странная история, чтобы ее забыть.

Каракин — это выжженный солнцем островок у побережья Туниса. Там почти ничего нет, только разводят осьминогов и тусуются пираты. Поговаривали, что там творится невесть что, якобы одни контрабандисты сместили других. Ее это не волновало. Важно было другое: новым жителям острова требовалось оружие. Ее спросили, может ли она удовлетворить запрос, она и удовлетворила: автоматы и боеприпасы поставили из Конго, тяжелую артиллерию — из Прибалтики.

Такая уж у нее была профессия, и спалось по ночам ей прекрасно. С ее точки зрения, те, кому требовалось оружие, все равно так или иначе его бы раздобыли. А раз так, то лучше через нее. Все равно ведь этот мир катится в чертово пекло. Так пусть хоть кто-то порадуется.

Но заказ с Каракина был странный. С начала и до конца. Во-первых, клиенты были не наемники. И не контрабандисты. Киллеров Мэд за километр чуяла. А эти… она понятия не имела, кто они такие. Кроме того, уровень секретности зашкаливал. У каждого посредника свой посредник и так далее. А самое странное было вот что. Они выплатили всю сумму вперед.

Сколько она работала в этой сфере — больше вперед не платил никто.

Оружие она им доставила, и больше с Каракина к ней не обращались. Мэд, в свою очередь, еще несколько лет занималась оружием и заключила еще десяток контрактов, а потом оказалась в тюрьме из-за истории с Дели. Про Каракин она, конечно, и думать забыла. Решила, что заводчики осьминогов — или кто они там были — получили желаемое, и дело с концом.

Правда, теперь перед ней сидел не-адвокат Мартин. И излагал условия.

Все начнется с ее фальсифицированной смерти. Далее ее перевезут из тюрьмы в выбранный по ее усмотрению регион. Где ей предстоит принять участие в одной игре.

Да, так он и сказал. В игре. Мэд тогда чуть не расхохоталась. Но сам Мартин и то, как он говорил, заставили ее прислушаться. Его речь была исключительно гладкой. Он явно повторял ее перед доброй сотней других заключенных. Может, и тысячей.

Он сказал, что участников в игре будет много. Кто-то из них будет ее союзниками — кто именно, выберут его работодатели. Остальные — противниками. Оппонентами.

Сколько человек будет в этой игре? Этого Мартин сказать не мог. Напрашивался вопрос: каковы правила игры?

Мартин зажег сигарету. Предложил ей тоже. Она согласилась. «Прежде чем я объясню вам правила, мисс Малхолтра, позвольте задать вам один вопрос. Как вы считаете, вы сильный человек?»


Извлечение чипов из Дункана и Джулии прошло без лишних неожиданностей. Мэд выложила окровавленные маячки на тот же поднос. Судя по всему, устройства не работали, иначе их взяли бы еще на пляже, и ни до какого Бангкока они бы не добрались. И все же Дункан настоял, чтобы чипы завернули в несколько слоев алюминиевой фольги.

А дальше была ее очередь. Нельзя сказать, чтобы Мэд очень нравилась мысль, что кто-то вот-вот взрежет ей шею, но сама себя прооперировать она не могла. Дункан протер кожу спиртом и ввел местный анестетик. Дождавшись онемения, она закусила ремень.

Препарат глушил боль, и она чувствовала только давление. Просто что-то нажало на кожу. Дункан действовал уверенно, но неумело. Мэд пришлось контролировать каждый его шаг через небольшое зеркало. Странно было наблюдать за ходом операции на собственном теле. Ощущать происходящее и не ощущать. Две самых длинных в ее жизни минуты — и вот Дункан нашел маячок и вытянул его с помощью пинцета.

И тут у Мэдисон резко нарушилось зрение.

Она даже не поняла, что потеряла сознание. На какую-то секунду поток ощущений словно прервался. Как если бы вместо реальности вокруг было видео, которое она пыталась посмотреть через еле ползающий Wi-Fi. Перед глазами мелькали яркие цветные вспышки. Во рту появился медный привкус. Мир распадался на какие-то помехи.

Так она описала бы происходящее. Но потом. После того, как прекратились судороги.

Наконец реальность собралась воедино, и она поняла, что лежит на спине. Над ней стоял Дункан — весь бледный, испуганный, квадратная челюсть отвисла.

«Ты чего?»

«Не знаю», — едва выговорила она. Мэд сама не ожидала, что ответить будет так трудно, что ее голос прозвучит так слабо. Она закрыла глаза. Помехи никуда не делись. Сплошная неразбериха, вспышки цвета и…

Линии. Какой-то узор, какой-то знак. Она попыталась его рассмотреть, но знак тут же растворился. Как сон. И оставил после себя ощущение похмелья.

«У тебя кровь идет», — заметил Дункан.

«Да ну», — она приподнялась на локте. Голова шла кругом.

«Не, из носа».

Мэд стерла кровь тыльной стороной ладони.


Все понимали, что времени мало. Те, от кого они сбежали, уже начали поиски. Нужно было перемещаться. Бежать и не останавливаться.

Но к моменту, когда у Мэд остановилась кровь, Колбасник успел заснуть на импровизированной подушке из собственных штанов и с початой бутылкой тайского Singha в руке.

Ладно. Все равно без сна никак. А утром можно будет разделить все то немногое, что у них еще оставалось, и распрощаться.

Мэд сидела в углу, пытаясь успокоиться с помощью подчеркнуто медленного дыхания. И смотрела на остальных. Кто-то, а может, и все они, наверняка погибнет в ближайшие дни. Может, это и к лучшему?

Люди они не самые лучшие, да и привязанности к ним она не питала. Маньяк, психопатка и ожившая фигурка спецназовца.

Сон все не шел. Не из-за храпа Колбасника и даже не из-за аммиачной вони от ковра. Просто стоило ей прикрыть глаза, как перед глазами мелькали помехи. На короткую секунду, но мелькали.

Около часа ночи ей захотелось пить. Неплохо было бы достать пива, хотя подошло бы что угодно, лишь бы смыть металлический привкус. В основной части интернет-кафе нашлась барная стойка, а за ней — выключенный из сети мини-холодильник. Внутри ждали две теплые бутылки. Забрав одну из них, Мэд принялась было шарить глазами в поисках открывашки, но тут на улице хлопнула дверь машины.

Ее внимание привлекла не громкость этого звука: наоборот, незваный гость явно старался вести себя потише, и настораживало именно это.

По тротуару прошагали ботинки. Лязгнул металл. Громыхнула дверь. Кто-то разрезал цепь.

Не успела она отреагировать, как дверь в интернет-кафе распахнулась, и внутрь влетел неизвестный с пистолетом-пулеметом.

Похожие статьи о PUBG