Наперекор Часть 2 (PUBG Lore)Комиксы и рассказы 

Наперекор Часть 2 (PUBG Lore)

PUBG Lore | Наперекор Часть II

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ

ДУНКАН СЛЕЙД

Наперекор Часть 2 (PUBG Lore)

Родился и вырос в Литл-Рок, штат Арканзас. Вступил в Корпус морской пехоты США в 18 лет. Трижды командировался в Ирак. Отправился на почетную пенсию, получив критические ранения при срабатывании самодельного взрывного устройства, когда находился в [УДАЛЕНО]. Вскоре после возвращения домой развелся с беременной женой. Нанялся в частную охранную организацию [УДАЛЕНО], базирующуюся в Санкт-Петербурге. Арестован и приговорен к пожизненному заключению в [УДАЛЕНО] после того, как в пьяной драке убил [УДАЛЕНО].

ПОДХОДЯЩИЕ НАВЫКИ: мистер Слейд обладает выдающейся военной и боевой подготовкой. Умело обращается почти с любым стандартным вооружением и взрывчаткой. Обладает сильными лидерскими качествами. Способен к тактическому анализу в стрессовых ситуациях. Несмотря на тюремное заключение, сохранял хорошую физическую форму.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО: во время первичного собеседования выказал желание вернуться домой и впервые встретиться с дочерью.

МЭДИСОН МАЛХОТРА

Наперекор Часть I (PUBG Lore)

Родители служили в ВМФ США [УДАЛЕНО]. Юные годы Малхотра провела на множестве военных баз в США, прежде чем оказаться в Германии. Уже в 12 лет освоила ремонт двигателей. Поступила на инженерную специальность в МТИ в США, но забросила учебу из-за финансовых проблем, связанных с расходами на лечение. Используя свои связи за океаном, смогла провести множество сделок по продаже легкого огнестрельного оружия. Когда ее сумела выследить полиция, активно сотрудничала с картелем [УДАЛЕНО].

ПОДХОДЯЩИЕ НАВЫКИ: мисс Малхотра долгое время упражнялась во владении легким огнестрельным оружием и меткой стрельбе. Очень компетентный механик.

КОЛБАСНИК

Наперекор Часть I (PUBG Lore)

Родился в Чехии, в Праге. Крайне агрессивен. Несколько лет профессионально занимался бодибилдингом, но затем переключился на бокс. Изгнан из Федерации бокса Чехии после того, как отказался надевать перчатки при отстаивании титула. Был задержан за агрессивное поведение во время ссоры с чешской полицией из-за штрафа за парковку. В тюрьме сохранил агрессивную манеру поведения. На данный момент проводит в изоляторе по 23 часа в сутки.

ПОДХОДЯЩИЕ НАВЫКИ: не проходил официальных курсов по обращению с оружием, однако высококвалифицирован в рукопашном бое. Самоучка. Очень ловко обращается с оружием со времен в [УДАЛЕНО].

ДОПОЛНИТЕЛЬНО: во время первичного собеседования явственно обозначил, что обращаться к нему стоит только по прозвищу Колбасник, добавив, что «Павел умер уже очень давно». Отказывается рассказывать, откуда взялось его прозвище.

Часть 2

Увидев оружие, Мэд сорвалась с места. Вломила незваному гостю прямо в лицо — тем, что было в руке, то есть пивной бутылкой. Стекло выдержало удар, а вот челюсть нет; незнакомец пошатнулся, едва не упал. Мэд тут же расколотила бутылку о компьютерный стол и ткнула зазубренную «розочку» ему под подбородок.

Он влажно охнул — скорее от неожиданности, чем от боли. Мэд вытянула остатки бутылки обратно — липкий чвак — и со всей силы выбросила руку вперед, ему в лицо. Там, где только что был правый глаз, заблестело зеленое стекло. Чужак схватился за лицо, и Мэд попыталась выхватить у него оружие — не дал перекинутый через плечо ремень.

Сначала был звук выстрела и дребезг стекла. Потом удар. В левое плечо — ее развернуло и бросило на пол. Потом боль. Жгучая боль, захватившая все ощущения.

Мэд дернула первый попавшийся стол, перевернула его набок, так что все устройства посыпались на пол, нырнула за столешницу. Снова раздались выстрелы.

Она схватилась правой рукой за левую. Под рубашкой растекалось тепло. Пошевелила пальцами. Они еще слушались. Хороший знак.

Мэд поползла к подсобке. За ее спиной захрустело под ботинками стекло. Их было как минимум трое. Трое отлично вооруженных убийц в черных тактических костюмах. Дело было плохо. Мэд пробежала взглядом по всему кафе в поисках возможного оружия, но ничего подходящего не было. Хоть бы еще одна бутылка…

Но оружие ей не потребовалось.

Дверь подсобки распахнулась, едва не слетев с петель, и в проеме показался Колбасник. Без штанов, зато с дробовиком.

Он дал почти пушечный залп. У ближайшего штурмовика исчезла добрая половина головы: все, что выше носа, взорвалось кровавыми брызгами.

Колбасник с явным удовольствием взвел курок и снова выстрелил — второй упал как подкошенный.

«Чего встала!» — проревел он.

Уговаривать Мэд не пришлось.

Она рванула к подсобке — вокруг опять загремели выстрелы. Брызнула во все стороны сколотая краска и кирпичная крошка. Зазвенело стекло мониторов.

Колбасник палил так часто, как только мог. Господи, от его пушки оглохнуть можно…

Она влетела в подсобку — и Джулия, и Дункан уже были на ногах. Колбасник тоже ввалился внутрь и захлопнул за собой дверь: «Их там еще штук шесть минимум». Он быстро оглядел подсобку, сгреб несколько патронов.

«Кто это?» — спросил Дункан.

«А я откуда знаю?»

Мэд, пошатываясь, добралась до окна, попыталась открыть — но резкий приступ боли тут же напомнил о пойманной пуле. Колбасник обошел ее сбоку, одной рукой легко откинул створку и подсадил Мэд.

Она вылезла на воздух. Какие-то зеваки, явно услышав выстрелы, осторожно присматривались к интернет-кафе, пытаясь понять, что происходит. К Мэд, тараторя что-то на тайском, двинулся вышибала из соседнего ночного клуба — толстяк в красном спортивном костюме, на обеих руках которого светились неоновые браслеты.

Она кое-как поднялась на ноги. Разглядев пятно крови у нее на руке, вышибала резко заткнулся.

Кинулся помочь — и не заметил, что из-за угла показался штурмовик. Мэд обеими руками схватилась за вышибалу и притянула его к себе. Штурмовик открыл огонь. Первая очередь вспорола ее спасителю спину. Вторая перебила колено, и он явственно осел. Зеваки завизжали, а Мэд обхватила его тяжелое тело еще крепче. Он умирал, но она продолжала его обнимать.

Не ради него: отпусти она его тело, пули прошили бы ее саму.

Следующим из окна выкарабкался Дункан с пистолетом в руке. Штурмовик навел на него дуло, но в магазине к тому времени было уже пусто. Дункан дважды прострелил ему грудь и добил выстрелом в голову.

Мэд сбросила с себя окровавленную тушу, которая еще совсем недавно была вышибалой. Дункан помог выбраться наружу Джулии, а потом и Колбаснику.

«Вот зараза…» — протянула Джулия.

Мэд проследила направление ее взгляда. На выходе из переулка, завизжав колесами, остановился бронированный внедорожник. Из него высыпало еще четверо таких же головорезов в черном. Сюда что, наемников со всего гребаного Тая согнали?

«За мной!» — крикнул Дункан и рванул в открытую дверь ночного клуба.

Внутри творился хаос. Потные туристы, таксисты и танцовщицы в бикини, толкаясь локтями, спешили убраться подальше от звуков выстрелов. Мэд с разгону наткнулась на здоровенного европейца в гавайской рубашке. От резкой боли у нее подломились колени. «Ой, извините. Я…» — начал тот.

Заметил на ее лице кровь — и замолчал. Крови было столько, что она уже заливала глаза.

Сзади кто-то опять стрелял. Мэд успела подумать — штурмовики, но потом услышала знакомый визгливый хохот и голос Джулии: «А ну с дороги, ублюдки!»

Непонятно, от кровопотери или от недостатка света, но поле зрения Мэд сузилось до какой-то точки. Дункан подхватил ее под мышки, помог встать. Мэд растерянно смотрела вниз, на собственные ноги. Он провел ее по коридору, залитому невыносимо ярким розовым светом.

Пинком открыв какую-то дверь, Дункан потащил Мэд через подсобку с грязными диванами и такими же грязными занавесками на окне. В дальнем углу обнаружился лысый мужчина в солнечных очках, на коленях у которого примостилась девушка. Оба с ума сходили от страха.

А сзади снова стреляли. Мэд обернулась, засекла вспышки: штурмовики целились по ним. Новые вспышки — это уже барменша в топе-бандо и с большими кольцами в ушах палила по наемникам из собственного пистолета. Звуки выстрелов, мигающий свет, гремящие басы.

Чья-то рука схватила Мэд за шею. Он обернулась, ища взглядом Дункана, но это был не он, а мускулистый таец с глоком в руке. Нижнюю часть его лица скрывала черная повязка. Мэд не знала, штурмовик перед ней или еще один вышибала, но адреналин так зашкаливал, что она со всей силы ударила его лбом в лицо, и он сполз на пол перед женским туалетом. Она вырвала у него пистолет — а дальше молотила и молотила по чужой голове, пока та не превратилась в хлюпающую кровавую кашу. Наконец ее остановила Джулия.

В волосах Джулии запеклась кровь, во рту не хватало трех зубов. Она смеялась.

Мимо пробежал Колбасник, ударом ноги распахнул какую-то стальную дверь. Коридор тут же заполнил свежий воздух. Жадно хватая его ртом, Мэд почти вывалилась на улицу.


«Они ведь так и будут теперь, — заговорил Дункан. — В смысле, так и будут за нами гоняться».

Дункан накладывал швы на руку Мэд; дело шло к завершению. Ей здорово повезло: нервы пуля не задела. Если обойдется без инфекции, все будет хорошо.

Относительно хорошо. Все-таки кто-то очень хотел их убить. Но в остальном хорошо.

После резни в клубе им пришлось под дулом пистолета отобрать у какого-то старика такси. Примерно через час движения на север Мэд отрубилась. Проснулась она уже на рассвете. Машина стояла на заброшенной заправке. Судя по всему, пока Мэд спала, Колбасник с Джулией успели обчистить аптеку и пополнить запасы медикаментов.

А также одежды. На Колбаснике красовались новые штаны. На себе Мэд обнаружила футболку с изображением коктейля в забинтованной руке и надписью «Кому май-тай, а мне муай-тай!».

Отлично: главное, никаких пятен засохшей крови.

«Понять бы еще, кто такие эти они», — пожаловалась Джулия, разглядывая свою щербатую улыбку в осколке стекла.

«А мне все понятно, — заявил Дункан, вставляя нитку в иголку, — это ж явно правительство».

Мэд с трудом, но рассмеялась.

«Чего?» — оскорбленно отозвался он.

«Что тебе понятно? И которое правительство?»

Дункан пожал плечами.

Но Мэд не отставала: «Какое правительство будет устраивать гладиаторские бои где-то на островах, а потом нанимать боевиков и приказывать им расстрелять полный клуб людей?»

«Ты реально такая наивная? — спросил Дункан. — Да то же самое, которое устраивает провокации по всему миру. Которое подорвало башни-близнецы, чтобы оправдать очередную войну. Вот какое».

«Не, тут серьезнее», — ввязался в разговор Колбасник. Он жевал вяленое мясо, подцепленное, видимо, там же, где одежда, — в супермаркете при аптеке.

«В плане?» — отозвался Дункан.

Колбасник указал пальцем на потолок. Никто ничего не сказал, и он многозначительно им покачал. Еще бы это что-то объяснило.

Наконец Джулия не выдержала: «И на что ты показываешь?»

«На небо, сучка. На небо я показываю».

Однако ясности не прибавилось.

Колбасник вздохнул:

«Пришельцы это».

Джулия рассмеялась.

А вот Дункан нет. Он серьезно взвешивал такую возможность.

«Ну вы сами подумайте, — объяснил Колбасник, — по-вашему, правительство могло фальсифицировать смерть кучи людей? Вывезти нас из тюрьмы под видом трупов, да еще так, чтобы никто не узнал? И еще чипы нам в шею вживить? Ради чего? Не, это какие-то эксперименты пришельцев. Мы у них в зоопарке были».

Дункан одобрительно кивал. Колбасник нащупал его слабость к теориям заговора, и теперь каждое его слово било точно в цель. Мэд решила не ждать, пока они как следует развернутся.

«Пришельцы ни при чем, и правительство тоже, — отрезала она. — Все просто. Какие-то мажоры, которым делать в жизни нехрен, тащатся от убийств, и все».

«Мажоры яхты покупают и кокаин со шлюхами нюхают, — возразил Колбасник, — А тут, ты сама же говорила, всякая дичь, как из „Матрицы“».

«В „Матрице“ вроде пришельцев не было», — заметила Джулия. Она все еще разглядывала зубы.

«В смысле не было? А те кальмары механические, по-твоему, кто?»

И так далее. Предположения шли за предположениями. Что это был за остров, кто такой не-адвокат Мартин. Он приходил к каждому из них. И всем задавал один и тот же вопрос.

На который все ответили одинаково.

На кого работал Мартин, не знал никто. Все четверо сошлись только в одном: кто бы то ни был, будь то богачи-психопаты, правительство или кальмары-пришельцы, так просто их не отпустят. Пусть даже получилось удалить чипы, сами они были живыми уликами. Следами, которые следовало замести.

«Решим убегать — уже не остановимся», — Дункан выпятил грудь и упер кулак в ладонь.

«Началось, — подумала Мэд. — Опять будет речь толкать».

«Человек я нехороший, что уж там. Я в своей жизни много чего наделал. Много всякого. Все мы тут такие. Но нам дали еще один шанс. Шанс восстановить справедливость».

Мэд закатила глаза: «Как, по-твоему, мы ее восстановим? И какую такую справедливость?»

Дункан открыл рот, но так и не заговорил. Видимо, об этом он подумать еще не успел.

«Он к тому, что надо взглянуть на все это с другой стороны, — ответила за него Джулия. — Мы же сбежали. Оружие при нас. И связи у нас есть, так ведь? Так что это они должны нас бояться».

Она сверкнула щербатой, кровавой улыбкой: «Может, это мы теперь охотимся за ними, а не наоборот».

Похожие статьи о PUBG